19.09.2015

Выступление в прениях на стороне ответчика по иску о взыскании ущерба по договору о полной индивидуальной материальной ответственности

В данной статье приведен текст выступлений в прениях на стороне ответчика по иску о взыскании ущерба по договору о полной индивидуальной материальной ответственности работника.

Ситуаций, когда работодатель желает привлечь работника к полной материальной ответственности, может быть множество, поэтому приведенный ниже текст – это совершенно не образец для выступления в прениях по такого рода делам, однако, часть приведенных доводов может быть полезна и в Вашем деле, может натолкнуть Вас на мысль по Вашему трудовому спору, или на формулирование своих доводов.

Текст выступления в прениях был подготовлен мной по гражданскому делу, в котором строительная компания хотела взыскать с бывшего своего прораба порядка четырех миллионов рублей за пропавшие стройматериалы, находившиеся в подотчете этого работника. Ответчик заключил со мной соглашение о его представительстве в районном суде. В результате нашей кропотливой работы судом в исковых требованиях работодателя было отказано. Текст моего выступления в прениях приведен ниже. Данные об истце и ответчике, даты и номера документов изменены или скрыты.

ТЕКСТ ВЫСТУПЛЕНИЯ В ПРЕНИЯХ
представителя ответчика Я.В. Пушкарёва

Уважаемый суд!
Имеющийся в материалах дела трудовой договор заключен между ПРЕДПРИЯТИЕМ, выступающим в роли работодателя, и ИВАНОВЫМ, выступающим как работник. Именно по этому трудовому договору ИВАНОВ осуществлял свои трудовые функции.
Между тем, если рассматривать такое представленное истцом доказательство, как договор о полной материальной индивидуальной ответственности, то данное доказательство содержит в себе недостаток, позволяющий прийти к выводу о его недопустимости.

Этот недостаток состоит в том, что рассматриваемый договор подписан ненадлежащим лицом. Как видно из текста договора, он подписан ПЕТРОВЫМ, действующим в качестве руководителя филиала ПРЕДПРИЯТИЯ. В указанном договоре не имеется сведений, о том, что ПЕТРОВ действует на основании доверенности, выданной юридическим лицом, как это предусмотрено ст.55 ГК РФ. В представленных истцом материалах не имеется сведений о том, что ПЕТРОВ, как руководитель филиала, вообще имеет доверенность с правом подписания договоров о полной материальной индивидуальной ответственности.

При таком положении у суда не имеется оснований считать представленный истцом договор о полной материальной индивидуальной ответственности допустимым доказательством.

Из искового заявления следует, что инвентаризация проведена X1 сентября 2014 г. Об этом же свидетельствует и инвентаризационная опись от X1сентября 2014 года, в которой написано, что датой ее составления является именно этот день.

В данной описи изложена XX позиция товарно-материальных ценностей и устанавливается тот факт, что их нет.
Никакого заключения инвентаризационной комиссии по данной описи не составлялось. Никаких претензий материального характера по данной инвентаризационной описи ИВАНОВУ не предъявлялось.

Помимо этого в материалах дела имеется два заключения по инвентаризации товарно-материальных ценностей, ни в одном из них не стоит ни дата, ни место его составления, ни то, на основании каких документов они составлены.

При этом в одном заключении указанно, что инвентаризация была проведена по приказу от X2.10.2014 года, в другом заключении указано, что инвентаризация проведена по приказу от X3 декабря 2014 года. Из чего логично полагать, что сами инвентаризационные описи и заключения инвентаризационных комиссией должны были быть составлены позже дат вынесения этих приказов.

Кроме того, можно прийти к выводу, что представленная истцом инвентаризационная опись проведена за XX дней до вынесения приказа о проведении первой инвентаризации, и более чем за два месяца до проведения второй инвентаризации.

Вместе с тем истцом не предоставлены инвентаризационные описи, составленные непосредственно по приказам от X2.10.2014 года и от X3.12.2014 года. Сами недатированные заключения инвентаризационных комиссий не содержат в себе ссылки на какие-либо инвентаризационные описи, конкретные бухгалтерские документы и накладные.
На представленных истцом авизо и накладных не имеется визы председателя инвентаризационной комиссии, хотя в соответствии с Порядком проведения и составления инвентаризационных учетов в организации установленным приказом Минфина РФ от 13 июня 1995 г. N 49 «Об утверждении методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств», такое визирование является обязательным.

При отсутствии визы председателя инвентаризационной комиссии на накладных и авизо, можно прийти к выводу, что эти документы не были предметом инвентаризационной проверки от X1 сентября 2014 года, а также инвентаризаций, проведенных по приказам от X2.10.2014 года и от X3.12.2014 года.

Кроме того, у истца нет доказательств того, что инвентаризация, проведенная по приказу от X2.10.2014 года, проводилась в присутствии ИВАНОВА. X4.10.2014 года ИВАНОВ был уволен по собственному желанию.

Приведенные недостатки представленных истцом заключений инвентаризационных комиссией, отсутствие инвентаризационных описей по ним, отсутствие виз председателя инвентаризационной комиссии, отсутствие самих дат их составления и ссылок на те конкретные документы, на основании которых они составлялись, дают основания считать эти заключения несостоятельными, как доказательства.

По сути заключения не содержат в себе никакой привязки ни к авизо, ни к накладным на которые ссылается истец, содержащиеся в них стоимости материальных ценностей ничем не обоснованы.

Если обратиться к описи от X1 сентября 2014 г., то в материалах дела не имеется сведений, опровергающих позицию ответчика о том, что указанные в ней материалы не были расходованы в ходе строительства многоэтажного дома.

Кроме того, согласно приказу № XX от X5 октября 2014 года за подписью ПЕТРОВА, им, как руководителем филиала ПРЕДПРИЯТИЯ, приказано списать с подотчета ИВАНОВА металлолом в количестве XXX кг., а разницу между удержанной и фактической стоимостью отнести согласно акту переработки на прочие расходы. При этом в приказе указано, что основанием для этих действий должна служить инвентаризационная опись от X1 сентября 2014 года.
Ни в заключениях инвентаризационных комиссий, ни в исковых требованиях данный приказ ни приведен, ни учтен не был.

Работник не может быть привлечен к материальной ответственности, если ущерб возник вследствие неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику (статья 239 ТК РФ).
В суде неоднократно вставал вопрос о том, требовал ли работник ИВАНОВ от работодателя обеспечить нормальное хранение вверенных ему материальных ценностей.

Однако ни трудовым договором, ни договором о полной материальной ответственности на ИВАНОВА не возложено обязанности заставлять работодателя выполнить принятые на себя обязанности об обеспечении надлежащего хранения материальных ценностей вверенного ему имущества.
Договор о полной материальной ответственности возлагает на ПЕТРОВА обязанность знакомить работника ИВАНОВА с действующим законодательством о материальной ответственности рабочих и служащих за ущерб причиненный предприятию, а также с действующими инструкциями, нормативами и правилами хранения, приемки, обработки, продажи (отпуска) перевозки или применения в процессе производства переданных ему материальных ценностей.

Именно соответствующие инструкции, нормативы и правила должны определять на предприятии правила хранения, приемки, обработки, продажи (отпуска) перевозки или применения в процессе производства переданных ему материальных ценностей.
При отсутствии таких инструкции, нормативов и правил, или ввиду не ознакомления с ними работника, тот фактически лишен работодателем возможности надлежащим образом осуществлять хранение, приемку, обработку, продажу (отпуска) перевозку или применение в процессе производства переданных ему материальных ценностей.

Из представленных истцом документов не видно, чтобы во исполнение договора о полной индивидуальной материальной ответственности ПЕТРОВ ознакомил бы ИВАНОВА хотя бы с одним документом определяющих правила оперирования материальными ценностями, их хранения, обработку и т.п. Суду не представлено документов о том, что ИВАНОВ под роспись был ознакомлен с такого рода инструкциями, нормативами и правилами.
Так, с представленной истцом Учетной политикой на 2014 год ИВАНОВ ознакомлен не был, инструкция «О порядке использования, учета и списания давальческих материалов» не имеет отношения к настоящему делу, поскольку истец не вменяет ИВАНОВУ нарушения именно этой инструкции. Кроме того, ни в исковом заявлении, ни в материалах дела не имеется сведений о том, что материальные ценности, о которых идет речь в исковом заявлении относились к категории давальческих и что, оперируя ими, ИВАНОВ должен был руководствоваться положениями данной инструкции.
Этим же договором о полной индивидуальной материальной ответственности на ПЕТРОВА возложена обязанность по созданию для работника условий для обеспечения полной сохранности вверенных ему материальных ценностей.
Однако представленные суду документы не содержат информации о надлежащем выполнении ПЕТРОВА этой обязанности.
Так, по рапорту ИВАНОВА от X6 октября 2013 года, в котором доводилось до сведения ПЕТРОВА о ненадлежащих условиях хранения вверенного ему имущества, не было проведено никакой проверки. На содержащееся в этом рапорте сообщение об отсутствии охраны и ограждения территории работодателем оперативно не была проведена инвентаризация имущества.

(Заключение)
Согласно разъяснениям, содержащимся в п.4 постановления Пленума ВС РФ «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю», в ходе рассмотрения таких дел работодатель обязан доказать:
1) отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника;
2) противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда;
3) вину работника в причинении ущерба;
4) причинную связь между поведением работника и наступившим ущербом;
5) соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

По данному делу работодатель не доказал ни единой из этой позиции.

Работодатель не доказал, что отсутствуют обстоятельства, исключающие материальную ответственность работника. При наличии рапорта от X6 октября 2013 года, истец не доказал, что указанные в нем сведения о ненадлежащей организации хранения материальных ценностей, эти недостатки хранения были устранены.

Истец не доказал противоправность поведения ИВАНОВА, то есть какие конкретно правила и нормы хранения мат.ценностей ИВАНОВ нарушил, не доказал наличие вины Сафронова поскольку никак не отреагировал на его объяснения о расходовании вверенных ему средств на строительство.
Истец не доказал связь между поведением ИВАНОВА и вменяемым ему причинением ущерба.

Истец не доказал, что лицо, подписавшее с ИВАНОВЫМ договор о полной материальной ответственности, имел полномочия подписывать данный договор, то есть не доказал соблюдения установленных гражданским законодательством правил заключения такого рода договоров.
Представитель истца

Адвокат _______________


Если Вам необходима юридическая консультация адвоката  в Хабаровске по трудовым спорам, или иная  помощь адвоката (юриста), вы можете обратиться ко мне по телефону 8( 4212) 66-60-01